По долинам, по загорьям...

Тема в разделе "Гражданская Война", создана пользователем разжалованный, 31 июл 2013.

  1. разжалованный

    разжалованный Пацак Пацак

    Регистрация:
    29 мар 2013
    Сообщения:
    2
    Баллы:
    0
    [SIZE=14pt]По долинам, по загорьям…[/SIZE]​
    [SIZE=medium]По долинам и по взгорьям[/SIZE]
    [SIZE=medium]Шла дивизия вперёд[/SIZE]
    [SIZE=medium]Чтобы с боем взять Приморье –[/SIZE]
    [SIZE=medium]Белой армии оплот[/SIZE]

    [SIZE=medium] Этой песне было предпослано посвящение: «Светлой памяти Сергея Лазо, сожжённого японо-белогвардейцами в паровозной топке». Содержание песни посвящено партизанскому движении на Дальнем Востоке. Но длительное время песня считалась интернациональным гимном партизан. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Слова этой необыкновенно популярной «Партизанской дальневосточной знают все. Сложнее с авторством. На этот вопрос до 1962 года публиковались разные ответы. Одни видели напечатанный текст песни с указанием, что его автор – П.С. Парфенов, другие – с указанием в качестве автора С.Я. Алымова. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Обращение к справочникам помогало мало. В восьмом томе Литературной энциклопедии, который вышел в свет в 1935 году, на стр. 600 автором песни назван П.С. Парфенов,[/SIZE]

    [SIZE=medium] Примечание: Пётр Семёнович Парфёнов (29 июня 1894, с. Николаевское, Белебеевский уезд, Уфимская губерния – 29 июля 1937, Москва) – штабс-капитан инженерных войск РИА, бывший начальник политотдела штаба главнокомандующего Забайкальским фронтом, государственный деятель, военный дипломат, писатель, поет, репрессирован в 1937 году, осуждён, расстрелян. [/SIZE]

    [SIZE=medium]а втором томе Большой Советской энциклопедии, подписанном к печати 18 марта 1950 г. (стр. 160) автором указан – С.Я. Алымов. [/SIZE]

    [SIZE=medium] Примечание: Сергей Яковлевич Алымов (5 апреля 1892 года, село Славгород Ахтырского уезда харьковской губернии – 29 апреля 1948 г., Москва) – русский поэт, в начале 1930 отправлен в исправительно-трудовой лагерь «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина», редактировал газету для заключенных, автор книги «Канал имени Сталина (1934), автор советских патриотических песен: «Вася-Василёк («Что ты, Вася, приуныл, голову повесил…»1940), «Хороши весной в саду цветочки», «Краснофлотский марш». Работал в составе фронтовых бригад, до 1942 года в составе ВМФ г. Севастополь. Погиб в автодорожном происшествии в 1948 году. [/SIZE]

    [SIZE=medium] Такие же противоречивые указания об авторе песни можно встретить и во многих других литературных источниках.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В 1929 году Ансамбль красноармейской песни Александрова включил «Партизанскую» в свое репертуар. Автором мелодии был назван ротный командир одной из частей Украинского военного округа Илья Атуров, из уст которого Александров и услышал мелодию песни. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Вопрос об авторе текста песни оставался спорным до 1962 года. Вопрос был сложный и скандальный. Им неоднократно занимались многие комиссии, создававшиеся в Союзе писателей. 8 сентября 1959 года Секретариат Союза писателей СССР признал, что спор подлежит разрешению в судебном порядке.[/SIZE]
    [SIZE=medium] К этому времени уже не было в живых ни П.С. Парфёнова, ни С.Я. Алымова. К наследникам С.Я. Алымова, сыновьям и бывшей жене иск в суде предъявила жена П.С. Парфёнова как его наследница. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Этому запутанному, эмоциональному, с привлечением огромного количества свидетелей, судебному процессу и посвящена данная статья.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В 1929 году по заказу Политуправления РККА С.Я. Алымов представил для ансамбля красноармейской песни и пляски текст оратории, посвящённой ОКДВА. Составной частью этого текста была песня «По долинам и по взгорьям». В том же году оратория и включённая в неё песня исполнялась ансамблем в частях ОКДВА и в различных городах Дальнего Востока. Впоследствии эта песня исполнялась отдельно, а в 1932 году была издана Ленинградским отделением Музгиза без указания автора. В 1934 году она была включена в «Сборник песен», причем уже тогда автором был указан С.Я. Алымов.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В своём исковом заявлении жена П.С. Парфёнова просила суд установить, что эта песня не была написана С.Я. Алымовым в 1929 году, т.е. установить отрицательный факт, а это всегда сопряжено с большими трудностями для суда. Дело осложнилось тем, что по существу такое же требование к суду предъявляли и ответчики – наследники С.Я. Алымова: они также требовали установить, что П.С. Парфёнов не написал и не мог написать эту песню в 1920 году, как это утверждалось в исковом заявлении его жены. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Особенно дела заключалась в том, что не менее затруднительным было и установление положительных фактов, а именно, что текст песни написан либо П.С. Парфёновым в 1920 году, либо С.Я. Алымовым в 1929 году. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Так, например, бывшие сотрудники Политуправления РККА, по заданию которых С.Я. Алымов писал ораторию, в суде рассказали, с каким творческим напряжением он работал и в результате представил в назначенный срок ораторию и в её составе знаменитую песню. Но суд отметил, что эти показания нельзя признать достаточными доказательствами того, что С.Я. Алымов представил оригинальный текст песни, не существовавшей ранее.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Основное возражение наследников С.Я. Алымова сводилось к следующему: до 1929 года не было опубликовано в печати текста песни, на который претендовал бы П.С. Парфёнов; следовательно, его до того времени не существовало; предъявите нам опубликованный в печати текст, и мы признаем иск наследницы П.С. Парфёнова.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В 1934 году в № 21 журнала «Красноармеец и краснофлотец» П.С. Парфенов поместил заметку о том, как создавалась песня «По долинам, по загорьям». Он утверждал, что песня написана им в 1920 году, привел её полный текст и указал, что тогда же, в двадцатых годах, он посылал в редакции разных газет этот текст для опубликования, но напечатанным его так и не видел. В 1924 или в 1925 году слыхал от товарищей, что где-то этот текст был опубликован, но за недостатком времени не установил точно, где.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В той же заметке П.С. Парфёнов писал, что тогда же, в двадцатых годах, эта песня была широко известна на Дальнем Востоке благодаря его личному исполнению на частных квартирах в кругу друзей, так и публично, например на выпускном вечере областной партийной школы. Этот факт подтвердила большая группа видных партизан-дальневосточников в своём письме в редакцию газеты «Известия», напечатанном 10 сентября 1934 года. [/SIZE]
    [SIZE=medium] В 1934 году в газете «Известия» действительно была опубликована коллективная статья, в которой указывалось имя автора песни – П.С. Парфёнов. [/SIZE]
    [SIZE=medium] По закону литературное произведение может существовать и в устной форме. Устная публикация произведения имеет такое же юридическое значение, как и публикация посредством печати. Следовательно, для подтверждения того, что песня «По долинам, по загорьям» существовала до 1929 года, вовсе не обязательно предъявлять её печатный текст. Достаточно доказать, что песня исполнялась в указанное время кем-либо устно. В частности, это может быть подтверждено свидетельскими показаниями. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Из тех партизан-дальневосточников, которые писали в 1934 году письмо в «Известия», к 1962 году немногие остались в живых. А из тех, что живы, не все могли явиться на суд. Но те, кто явился, подтвердили, что в бытность их на Дальнем Востоке они задолго до 1929 года слыхали песню «По долинам, по загорьям», которая пелась на тот же мотив, что и сейчас. В противовес показаниям этих свидетелей ответчики вызвали в суд не меньше свидетелей, которые подтвердили, что они тоже участвовали в партизанском движении на Дальнем Востоке, но ни разу не слышали, что бы где-либо исполнялась эта песня.[/SIZE]
    [SIZE=medium] По существу показания свидетелей не противоречили друг другу. Формально –да, по существу –нет. Вполне возможно, и, по-видимому, так оно и было, что и те и другие свидетели правы: одни слышали, а другие не слышали этой песни, что отнюдь не равнозначно тому, что её не существовало. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Характерный факт: один из свидетелей ответчиков (И.Е. Якимчук) проживал во Владивостоке с гражданской войны до 1932 года. На вопрос суда, слыхал ли он эту песню в период с 1929 по 1932 год, т.е. в период, когда её исполнял ансамбль красноармейской песни и пляски, он ответил, что нет.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Зато в суд по просьбе истицы явилось немало свидетелей, подтвердивших, что задолго до 1929 года они слыхали эту песню в различных местах страны – на Украине, в Сибири, в Москве. [/SIZE]
    [SIZE=medium] «Можно ли полностью доверять людской памяти?» - этот вопрос вполне правильно поставил перед судом адвокат ответчиков, - «Свидетели показывают о фактах тридцати – сорокалетней давности. Разве исключена возможность в таких случаях ошибки лет на десять? [/SIZE]
    [SIZE=medium] Но свидетели настаивали на своих показаниях. Писатель Е.Н. Пермитин рассказал суду, что в 1925 году он впервые приехал в г. Новосибирск на учёбу и в том же году от своих новых знакомых по Новосибирску, среди которых были и бывшие партизаны – дальневосточники, впервые услышал эту песню.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Вызванный ответчиками свидетель – бывший дальневосточный партизан А.П. Алютин подтвердил, что в бытность свою на дальнем Востоке в гражданскую войну он действительно не слышал, чтобы кто-либо исполнял песню «По долинам, по загорьям…» Однако на вопрос суда, когда он услышал её, ответил, что это было позже, в Москве, когда он был студентом Коммунистического университета имени Свердлова, т.е. в период 1923 – 1926 годов.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Генерал Г.И. Мордвинов предоставил суду документ. Левая сторона мандата заполнена каллиграфически выведенными русскими буквами, правая – россыпью иероглифов, тщательно нанесёнными кисточкой. Мандат удостоверял, что его предъявитель – командир отряда партизан-корейцев. Свидетель подробно рассказал, что песня «По долинам, по загорьям» была переведена на корейский язык и распевалась в его отряде, которым он командовал в 1921 -1922 годах. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Собственно говоря оставался только один вопрос – «Откуда Алымов взял текст песни?» Доказательств того, что текст знаменитой песни существовал до 1929 года, было собрано судом более чем достаточно. Труднее было ответить на вопрос, каким образом он появился у С.Я. Алымова.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В объяснениях самого Алымова по этому поводу имеются характерные противоречия. На беседе в комиссии Союза писателей 31 июля 1934 г. (т.е. до появления письма партизан-дальневосточников в «Известиях» от 10 сентября 1934 г.) он утверждал, что текст песни представлен им раньше, чем Александров написал мелодию.[/SIZE]
    [SIZE=medium] «Эта песня не пелась совершенно, музыка написана Александровым при мне», - вот буквально его слова, как они записаны в стенограмме. Спустя же полгода, в другой комиссии Союза писателей, 5 февраля 1935 г. Он заявлял обратное: «… тогда я написал эту мелодию по мелодии Александрова и тексту Атурова».[/SIZE]
    [SIZE=medium] Спрашивается: что это за текст Атурова? А.В. Александров никогда не считал себя автором мелодии знаменитой песни. Во всех публикациях он указывал, что ему принадлежит лишь обработка мелодии, а мелодию он получил от военнослужащего Ильи Атурова, который записал её в 1929 году в одном из военных лагерей на Украине как самодеятельную песню. Но ведь пелась она с каким-то текстом. С каким же текстом записал её Атуров и на какой текст Атурова ссылался С.Я. Алымов?[/SIZE]
    [SIZE=medium] До заседания суда было известно, что мелодия, полученная от Ильи Атурова и обработанная А.В. Александровым, пелась в военном лагере с украинским текстом невысокой грамотности, а именно:[/SIZE]

    «З Ленінграду із походу
    Йшов советскій красний полк…»
    [SIZE=medium] На суде выяснились новые обстоятельства. Свидетельница Попова, близко знавшая А.В. Александрова, занимающаяся историей музыки, сообщила суду, что однажды, это было в 1943 году, обедая в столовой с профессором А.В. Александровым, она в упор задала ему вопрос: с каким текстом была записана в 1929 году на Украине мелодия песни? На это он ей ответил: с двумя – с украинским «З Ленінграду із походу…[/SIZE]» и с дальневосточным «По долинам, по загорьям».
    [SIZE=medium] Это показание проливает свет ещё на одну загадку.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В № 1 журнала «Музыкальная жизнь» за 1936 год А.В. Александров поместил статью о творческом пути руководимого им ансамбля. По существу вся статья посвящена творческому содружеству ансамбля с поэтом С.Я. Алымовым. И вот в этой статье, когда дело дошло до упоминания песни «По долинам и по взгорьям», автором текста песни А.В. Александров указал П.С. Парфёнова, с которым ни ансамбль, ни его руководитель ничего общего не имели. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Многим казалось непонятным, почему так поступил А.В. Александров. Если принять во внимание, что с С.Я. Алымовым у него были самые дружеские отношения, а П.С. Парфёнов в это время был уже арестован, то этот поступок А.В. Александрова можно объяснить только тем, что он хорошо знал, какой текст Атурова получил в своё время С.Я. Алымов.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Как уже отмечалось, П.С. Парфёнов объяснил, что свою песню он ввёл в обиход тем, что сам лично исполнял её.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Ответчики пригласили в суд свидетеля В.М. Элеша, который показал, что с июня 1920 по март 1921 года он работал вместе с П.С. Парфёновым и даже проживал с ним в одной комнате, но тот ни разу не делился с ним планами своей работы над песней, над стихами. Более того, свидетель утверждал, что П.С. Парфенов вообще не пел, а поэтому не мог лично исполнять и эту песню.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Между тем в стенограмме заседания комиссии Союза писателей от 15 февраля 1935 г., где рассматривался вопрос об авторстве песни, отмечено, что П.С. Парфёнов исполнил перед комиссией две песни.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Суд отметил, что то обстоятельство, что П.С. Парфёнов не пел в присутствии свидетеля, вовсе не доказывает, что он не обладал такой способностью. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Наследники С.Я. Алымова утверждали, что П.С. Парфёнов не мог написать текст спорной песни; она является таким высокохудожественным произведением, которое мог создать только большой мастер, а П.С. Парфенов им не был. Вряд ли нужно опровергать такое утверждение в общей форме. Истории известно немало примеров, когда большое мастерство того или иного автора проявилось в создании одного лишь песенного произведения. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Однако ответчики не ограничились этим утверждением. Они нашли свидетеля, который близко знал П.С. Парфенова по работе на Дальнем Востоке в период гражданской войны, общался с ним в последующие годы и даже беседовал с П.С. Парфеновым на литературные темы, в том числе по поводу выполненных им литературных работ исторического содержания. Но П.С. Парфенов якобы никогда не говорил ему о своём авторстве каких-либо стихов или песен. В собственноручно написанных для суда показаниях этот свидетель (Илюхов) утверждает: «Я знал давно и довольно близко П. Парфенова, но никогда он не заявлял себя поэтом и в стихах не упражнялся». [/SIZE]
    [SIZE=medium] Но суд отметил, что это заявление свидетеля может служить доказательством лишь того, что не со всеми даже близкими знакомыми П.С. Парфенов делился своими творческими мыслями и соображениями. А то, что он «упражнялся в стихах», не подлежит никакому сомнению: в двух номерах журнала «Будущая Сибирь» за 1934 год напечатаны два его стихотворения.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Итак спорную песню П.С. Парфёнов мог написать. Но написал ли он её в действительности? Но написал ли он её в действительности? Ведь даже тот факт, что он исполнял её публично в двадцатых годах, не служит бесспорным доказательством того, что он ее автор.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В опубликованной авторской справке «Как создавалась песня» П.С. Парфёнов указывал, что он писал её по заказу товарищей из Военного совета, делился с ними своими набросками и вносил в них поправки, прислушивался к их советам. К сожалению ни одного из названых им лиц суд уже не мог допросить в качестве свидетелей.[/SIZE]
    [SIZE=medium] В той же авторской справке П.С. Парфенов указал, что писал песню, «заимствуя для нее тему, мелодию, языковую форму и самый текст из предыдущих своих песен».[/SIZE]
    [SIZE=medium] Таким образом, песня явилась результатом длительного творческого процесса. Все свои «упражнения в стихах» П.С. Парфёнов заносил в дневник, который он вёл с юных лет, с дореволюционного периода. [/SIZE]
    [SIZE=medium] По этому можно было бы проникнуть в творческую лабораторию поэта и проследить, как же на самом деле создавалась знаменитая песня. К сожалению суд не имел в своём распоряжении этого дневника: 20 октября 1935 г. П.С. Парфенов был арестован; у него были изъяты все его рукописные материалы, в том числе и дневник, и ничего из этого не сохранилось.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Но перед судом выступил свидетель Н.Н. Матвеев-Бодрый, который не только видел этот дневник, но и тщательно его изучал. Ещё в 1921 году из письма к нему П.С. Парфёнова он знал о написании им песни «По долинам, по загорьям», а в 1922 году получил от П.С. Парфёнова текст песни с просьбой посодействовать её опубликованию. В 1934 году по поручению Дальневосточного землячества бывших партизан этот свидетель проверял материалы, относящиеся к спору об авторе знаменитой песни. В числе просмотренных им материалов он запомнил предъявленный ему П.С. Парфёновым дневник, в котором содержались и различные стихи. В частности он запомнил, что одно стихотворение, написанное в 1914 году и посвященное учительнице Ясеневой, начиналось строкой «По долинам, по загорьям», Другое стихотворение, пацифистского содержания, написанное в том же году, но уже в Москве, где П.С. Парфенов проходил военную службу, также начиналось строкой «По долинам, по загорьям».[/SIZE]
    [SIZE=medium] На основании ознакомления с дневником П.С. Парфенова с другими материалами свидетель тогда же, в 1934 году, пришёл к убеждению, что текст знаменитой песни принадлежит П.С. Парфёнову, и поэтому он в числе других бывших партизан-дальневосточников подписал известное письмо в газету «Известия». И другой свидетель (А.А. Могутнов) в судебном заседании подтвердил, что в 1923 году он выдел у Парфенова тетрадку, в которой были записаны стихи, в том числе и текст спорной песни.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Некоторые свидетели обращали внимание суда на то, что в песне «По долинам по загорьям» упоминаются события, которые имели место значительно позже 1920 года, т.е. после того, как, по утверждению П.С. Парфёнова, он написал песню. На этом противоречии строили свои возражения и наследники С.Я. Алымова. Они заявляли, что такие выражения, как «штурмовые ночи Спасска», «волочаевские дни», «и на Тихом океане свой закончили поход» не могли появиться ранее 1922 года, так как соответствовавшие этим выражениям события произошли только в 1922 году.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Эти возражения против авторства П.С. Парфёнова выдвигались ещё при его жизни. И он тогда же приводил вполне правдоподобные объяснения, что песня написана им под непосредственным впечатлением победоносных боёв приамурских партизан за овладение г. Николаевском-на-Амуре в марте 1920 года, что первоначально у него в песне говорилось о «николаевских днях» и лишь потом в 1922 году, он заменил «николаевские» на «волочаевские» дни. В судебном заседании многие свидетели (в том числе Иванова, Пермитин, Мордвинов) подтвердили, что в последствии некоторые, не зная об этой замене, пели «николаевские дни». [/SIZE]
    [SIZE=medium] Выражение «штурмовые ночи Спасска», как объяснял в свое время Парфёнов и как подтвердили в судебном заседании свидетели – участники дальневосточных событий (в частности, генерал Мордвинов) могло относиться и к боям за Спасск в 1918 году. Что же касается выражения «и на Тихом океане свой закончили поход», то оно вполне закономерно могло появиться и в 1920 году как выражение полной уверенности автора в скорой окончательной победе над белогвардейцами. Эта победа весной 1920 года, как утверждали свидетели, действительно казалось всем весьма близкой, однако её наступление надолго было отсрочено активным вмешательством японцев. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Два члена комиссии Союза писателей, занимавшихся рассмотрением спора об авторстве знаменитой песни в 1935 году, Г.А. Санников и А.А. Сурков в судебном заседании единодушно подтвердили, что П.С. Парфёнов незадолго перед своим арестом каждому из них в отдельности показывал красноармейскую газету двадцатых годов, в которой была напечатана песня «По долинам, по загорьям» за его подписью. Жена П.С. Парфенова пояснила, что упомянутая газета была получена им по почте от одного из дальневосточных партизан, хранилось у него в столе и были изъята во время ареста. Названия газеты ни свидетели, ни жена Парфёнова не запомнили. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Один из свидетелей (А.В. Шилов) показал в суде, что со слов одного из дальневосточных партизан (Шамарденко), которого нет в живых, ему известно, что в 1922 году в г. Хабаровске издательством газеты «Вперёд» были издан сборник песен «Лучи красных дум», включавший и песню П.С. Парфёнова «По долинам, по загорьям».[/SIZE]
    [SIZE=medium] Другой свидетель-дальневосточник (Н.Н. Матвеев-Бодрый) подтвердил в судебном заседании, что действительно в 1922 году в г. Хабаровске сборник стихов «Лучи красных дум» был издан под редакцией Григория Отрепьева (Алмазов) – редактора газеты «Вперёд». Однако была ли там песня Парфенова, он не помнит. [/SIZE]
    [SIZE=medium] К сожалению, несмотря на предпринимавшиеся судом меры, разыскать упомянутый сборник не удалось ни в книгохранилищах, ни в архивах. [/SIZE]
    [SIZE=medium] Не удалось суду проверить и некоторые другие данные, которые могли бы дополнительно пролить свет на некоторые обстоятельства столь необычного спора.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Например, свидетель ответчиков Илюхов, утверждавший, что Парфёнов «в стихах не упражнялся», в своём письменном показании сообщает о таких фактах. Спустя некоторое время после ареста П.С. Парфёнова свидетеля пригласили в синий зал Центрального дома Красной Армии. Там его встретили Максим Горький, Фадеев и Горбунов. Вскоре туда же явился и руководитель ансамбля красноармейской песни и пляски А.В. Александров. Разговор шёл о том, кто автор текста песни «По долинам, по загорьям». Свидетель, конечно, изложил свою точку зрения, что авторство Парфёнова исключается. И вот в собственноручно написанном показании для суда он теперь утверждает, что и комиссия тогда тоже пришла к такому же выводу: автором песни следует считать С.Я. Алымова, а не П.С. Парфёнова.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Судом предпринимались меры к тому, что бы установить, не сохранились ли какие-либо письменные данные об указанной встрече в синем зале ЦДКА и её результатах. Однако никаких данных об этом в архиве Союза писателей не обнаружено. Да и сам свидетель подтвердил, что протокол не вёлся.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Вполне возможно, что у свидетеля тогда сложилось впечатление, будто Горький, Фадеев, Горбунов согласились с ним относительно автора песни, поскольку никто при нём не высказывал иного мнения.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Присутствовавший при этом Александров, по словам свидетеля, не высказывался. Однако это же факт, что в № 1 журнала «Музыкальная жизнь» за 1936 год появилась статья Александрова, в которой автором спорной песни назывался П.С. Парфёнов. При ином решении комиссии такого указания Александров не мог бы сделать. Если встреча в синем зале ЦДКА происходила до выхода в свет этого номера журнала, то упомянутого указания в ней на авторство Парфёнова не появилось бы; а если встреча была после выхода в свет журнала, то впоследствии в нем была бы напечатана поправка. Однако ничего подобного не было, и, как видно из других показаний свидетелей в суде, Александров твёрдо придерживался убеждения, что автором спорной песни является Парфёнов.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Таким образом у суда не было никаких оснований соглашаться со свидетелем относительно его версии о результатах встречи в зале ЦДКА.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Оценивая свидетельские показания и все другие собранные по делу доказательства, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда своим решением от 3 февраля 1962 г. иск А.А. Парфеновой удовлетворила, признав автором песни «По долинам, по загорьям» Парфёнова Петра Семёновича.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Верховный Суд РСФРС отклонил кассационную жалобу ответчиков, оставив в вилле решение судебной коллегии Московского городского суда.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Но остался вопрос: как быть с теми изменениями, которые внёс в текст песни П.С. Парфёнова С.Я. Алымов?[/SIZE]
    [SIZE=medium] Союзом писателей в распоряжении суда было представлено значительное количество литературных данных и других материалов, в том числе письма рядовых граждан, в которых высказываются весьма категорические утверждения, что изменение Алымовым текста песни Парфёнова отнюдь не способствовало его совершенствованию, что в один случаях они искажают смысловое значение текста, в других делают его непонятным, а потому и неприемлемым для народа.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Прежде всего о словах «и по взгорьям». В общерусском литературном языке нет выражения «по загорьям». Поэтому Алымов заменил его вполне литературным выражением «по взгорьям». Но по взгорьям дивизии не стали бы совершать переходы. Это бессмысленно. «По загорьям» - это местное дальневосточное выражение, которое возникло под влиянием украинского языка (как известно, на Дальнем Востоке живёт много украинцев) и ничего другогоне означает, как идти в обход гор, обходя горы (предлоги «по за» в украинском языке всегда употребляются в значении идти в обход чего-либо). Таким образом, идти «по загорьям» - это самый удобный путь для передвижения по гористой местности Дальнего Востока. Так и шли дивизии в песне П.С. Парфёнова.[/SIZE]
    [SIZE=medium] К числу «усовершенствований», произведенных С.Я. Алимовым, относится и такое выражение:[/SIZE]

    [SIZE=medium]«Наливался знамёна[/SIZE]
    [SIZE=medium]Кумачам последних ран…»[/SIZE]
    [SIZE=medium] В своём докладе на творческом совещании, посвященном теме «Песня в дни Отечественной войны», в сентябре 1944 года М. Исаковский утверждал, что это выражение совсем непонятно народу и народ поёт:[/SIZE]

    [SIZE=medium]«Наливался знамёна[/SIZE]
    [SIZE=medium]Кумачам последний раз…»[/SIZE]
    [SIZE=medium] Что уж совсем бессмысленно.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Однако суд не занимался и по закону не мог заниматься решением вопроса, какой вариант песни в случаях разночтения, лучше: П.С. Парфёнова или С.Я. Алимова.[/SIZE]
    [SIZE=medium] Суд признал, что С.Я. Алимов, включая в 1929 году в свою ораторию «ОКДВА» текст песни, который несущественно отличался от текста П.С. Парфёнова, если он не знал подлинного текста и считал его народным, мог вносить в него редакционные изменения. Но и в этом случае он не вправе был указывать себя автором текста песни. В своем решении суд отметил, поскольку установлен поделенный автор песни, никакие изменения в тексте, произведённые С.Я. Алимовым, не могут считаться правомерными. По действовавшему на то время закону ([/SIZE]§ 15 Основ авторского права СССР от 16 мая 1928 г. и § 28 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. «Об авторском праве») изменения в текст песни «По долинам, по загорьям», составленный П.С. Парфёновым, могли вноситься только с разрешения наследницы П.С. Парфенова – его жены А.В. Парфеновой.
    [SIZE=medium] Таким образом и закончился многолетний спор между наследниками, а сама песня осталась нам. Её исполняют и сегодня…[/SIZE]
     
    Fish rv нравится это.
  2. thebig

    thebig Пацак Пацак

    Регистрация:
    7 июл 2012
    Сообщения:
    531
    Баллы:
    0
    Не хочу никого обидеть, но каждый раз, заходя на форум, натыкаюсь на эту тему. И все время думаю, это что, нужная тема для оружейного форума? И именно для размещения таких тем был создан раздел "эхо войны"? Предлагаю, если не снести тему, то хотя бы передвинуть куда-нибудь, в "короли и капуста", например.
     
    svk063, ustrilu, SCARFACE и ещё 1-му нравится это.
  3. svk063

    svk063 Чатланин Чатланин

    Регистрация:
    3 июн 2013
    Сообщения:
    262
    Баллы:
    43
    Видимо если бы приводился пример песни как оружия ( эта песня в определённых условиях была силой ) , то наверное можно в этом разделе , а в таком виде наверное в "короли и капуста " .
     

Поделиться этой страницей

  1. На этом сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать содержимое, хранить Ваши предпочтения и держать Вас авторизованным в системе, если Вы зарегистрировались.
    Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie.
    Скрыть объявление